Комедии и драмы «На родине Чайковского»

Понравилось? Поделитесь в соц. сетях.

Едва ли не главная победа нынешнего фестиваля «На родине Чайковского» - вполне доступные цены на билеты, в том числе на концерты главных приглашённых звёзд. В прошлом году неправдоподобно дорогие для нашего региона билеты стали главной сенсацией фестиваля - их обсуждали больше, чем первый за десять с лишним лет приезд Дениса Мацуева или стремительность оркестра Мариинского театра во главе в Валерием Гергиевым, успевшего дать два полноценных концерт за один день - в Воткинске и Ижевске. Стоимость билетов на лучшие места год назад доходила до 8 тысяч рублей «на Гергиева» и до 5 тысяч «на Мацуева». Даже билеты на балкон ДК «Аксион» стоили тогда от 1,5 до 3 тысяч рублей.

«Эта публика дорогого стоит»: Денис Мацуев побывал в Удмуртии Для многих меломанов выступления любимых исполнителей оказались не по карману. После того, как в первые дни продаж самые дешёвые билеты на балкон смели до единого, у кассы филармонии разыгрывались драматичные сцены: немолодые женщины, пересчитывая купюры в кошельках, плакали, понимая, что они не могут позволить себе пойти на концерт, которого долго ждали. Разочарование и возмущение публики подогревались тем, что в соседней Перми, например, билеты на тот же концерт Гергиева и оркестра Мариинки стоили в 4 (!) раза меньше - от 800 до 2000 рублей.
В этом году на заветные концерты смогут попасть все желающие. Несколько дней назад филармония - главный организатор фестиваля - открыла продажу билетов на концерты Валерия Гергиева и его оркестра. Хорошие билеты на первые ряды ДК «Аксион» стоят всего 1700 рублей, vip-места в центре зала - не дороже 2800, а на балкон, если поторопиться (билеты распродаются быстро), можно сесть за тысячу.

Не дороже стоили и билеты на открывший фестиваль концерт Константина Хабенского и камерного оркестра «Солисты Москвы» под руководством Юрия Башмета. 20 апреля в Ижевске, а затем в Воткинске и Можге ещё один литературно-музыкальный спектакль в сопровождении оркестра «Золотая мелодия» сыграют известный кино- и театральный актёр Авангард Леонтьев и молодой артист Русского драматического театра Удмуртии Антон Петров. На их «Моцарта и Сальери» можно будет попасть всего за 250-550 рублей.

Кроме того, организаторы, наконец, учли разницу доходов среднестатистического меломана в столице республики и маленьком Воткинске. Если в Ижевске билет на концерт знаменитого Большого симфонического оркестра можно купить за 800 рублей, то в родном городе Чайковского лучшее место в зале ДК «Юбилейный» на ту же самую программу федосеевского оркестра стоит 550 рублей. Билет на концерт Симфонического оркестра московской филармонии в этом году обошёлся воткинцам в почти символическую сумму - 200-400 рублей. Так что можно смело утверждать, что даже посещение всех главных событий фестиваля для жителей республики на этот раз не будет разорительным.

От трагедии до шутовства

Открытие нынешнего фестиваля получилось триумфальным. Концерт Хабенского и Башмета с его камерным оркестром задал высочайшую планку исполнительского мастерства, артистического куража и вкуса к актёрской игре. В первом отделении прозвучали отрывки из «Калигулы» Камю, с безукоризненной логикой соединённые с пьесой Шуберта-Малера «Смерть и девушка». В отличие от большинства литературно-музыкальных спектаклей, где актёры читают художественный текст, а в паузах оркестр играет что-то «тематическое», здесь музыка и слова звучали одновременно, поддерживая друг друга. Мелькающие над струнами вразнобой смычки казались воплощением мыслей Калигулы, терзающих, перепиливающих его нервы. А фразы пьесы ложились в музыкальные строфы так естественно, так совпадали по ритму и нерву, что в какой-то момент появлялась иллюзия, будто Хабенский не говорит, а поёт.

Для актёра эта работа стала возвращением к образу Калигулы - он уже играл эту роль на протяжении 10 лет в питерском театре им. Ленсовета. Спектакль закрылся, когда Хабенский решил, что в свои 35 не имеет права играть 28-летнего Калигулу, который и романтические, и тиранические идеи воплощает с юношеским максимализмом. Но некоторые слова Калигулы актёр считает необходимым произносить со сцены и сейчас. Например, что власть - это узаконенный грабёж, а все люди несчастны потому, что умирают.

Второе отделение концерта Хабенский и Башмет превратили в праздник, почти в капустник. Звучала пародийно-юмористическая сюита «Карнавал животных» Камиля Сен-Санса - череда острохарактерных музыкальных зарисовок, стихотворные эпиграфы к которым перевёл, а вернее сказать, написал заново Дмитрий Быков. Эпиграфы эти Хабенский читал, смакуя сатирические строки. И если Башмет вышел на сцену под четверостишье о королевском марше льва, то зрители узнавали себя в курах, петухах, ослах и антилопах. В знаменитой пьесе «Лебедь», написанной для виолончели, солировал сам Башмет - разумеется, на альте. К финалу артисты разошлись не на шутку. Сыграли в восемь рук вместе с профессиональными пианистами на двух роялях (Хабенский отнекивался, что играть не умеет, и большую часть времени отбивал ритм на чёрном рояльном боку) и сообща, в четыре руки, продирижировали оркестром. В заключении Хабенский обошел всех оркестрантов, с каждым из них сделав шутливое селфи.
«Двойка» консерваторскому образованию

Особым событием в рамках фестиваля оказался мастер-класс Ларисы Абисаловны Гергиевой, художественного руководителя Академии молодых оперных певцов Мариинского театра. Её урок, который она дала молодым солистам Театра оперы и балета Удмуртии, подтвердил все критические комментарии, которые и музыканты, и меломаны адресуют современному консерваторскому образованию.

Каждый из участников мастер-класса выходит на сцену нашего театра в центральных партиях и репетирует новые большие роли - без преувеличения, это те артисты, с которыми ижевская сцена связывает своё будущее. Но за первые же минуты работы с молодыми вокалистами, имеющими классическое музыкальное образование, Гергиева и зрители мастер-класса (учащиеся музыкальных школ и колледжа) убедились, что с оперными текстами те не умеют работать совершенно.

- Почему вы играете вашего Дон Жуана с лицом убийцы? Вы представляете, о чём говорится в серенаде, которую вы поёте и к кому она обращена? К какой-то служанке, но имени её вы не знаете? Замечательно! - с иронией выспрашивала Лариса Гергиева у молодого баритона. Раз за разом она просила его двигаться легче, изящнее, обольстительнее, чтобы зрители поверили, что Дон Жуан способен очаровать любую красотку. «Вы поёте арию Адрианы Лекуврер по-итальянски, но не знаете перевода? То есть вы считаете возможным исполнять одну из лучших арий мирового репертуара, даже не понимая, о чём в ней говорится и, значит, не имея представления, где расставлять смысловые акценты? Если вас в консерватории не научили, что это недопустимо, то ставим «два» вашим мастерам», - недоумевала Гергиева, слушая солистку-сопрано.

Валерий Гергиев: «Буду помогать молодым, но не безоглядно» Пробуждение таланта
- Если у артиста мёртвые, стеклянные глаза, то даже обладая супер-голосом, впечатления он не произведёт. Лицо, глаза, язык тела так же важны, как красивый тембр и хорошее легато, но этому, к сожалению, в наших консерваториях не учат. А ведь класс певца зависит от того, понимает ли он, что делает на сцене: просто вокализирует красивую мелодию или создает объёмный образ. Артист должен исчезнуть, должен появиться герой, каждое слово и каждый жест которого осмыслены. Но чтобы создать сильный характер на сцене, артист сам должен обладать яркой индивидуальностью и масштабом личности. Если нет личности, нет желания покорить зал, то будь у вас хоть в четыре октавы голос, вам нужно петь в детских спектаклях зайчиков и белочек, - своими бескомпромиссными суждениями Гергиева встряхивала молодых артистов, заставляла их возмутиться, вспомнить о своих амбициях. К концу мастер-класса в них появились и страсть, и напор.

Оказалось, что и петь в полную силу их голосов молодых солистов не научили. «Какие красивые у вас тембры, и насколько неразбуженное нутро», - вздыхала Гергиева, работая с нашими артистами оперы. Она показала им несколько технических приемов, как почувствовать в себе потенциал голоса (кричать, стонать, слушать, как резонирует под ладонью грудь), как дать ему прозвучать, - и на глазах зрителей они начинали петь иначе - увереннее, мощнее, естественнее.

В завершении этого урока-встряски Гергиева объяснила, почему не видит смысла деликатничать с молодыми артистами: «Современность требует от оперного певца решать задачи повышенной сложности. Недостаточно просто спеть партию - нужно рассказать историю. В провинции, где я нередко даю мастер-классы, проблема общая: солистам не хватает умения перевоплощаться, быть пластилином, из которого за пару минут можно вылепить новый образ - от комического до трагического. В Академии молодых солистов Мариинского театра артисты работают до часа ночи - учат языки, репетируют, развивают себя бесконечно. Они знают, что за один только голос, даже изумительно красивый, они не получат назначение на роль - я жду от них энергетики, персональности. Если после нашего мастер-класса ребята задумаются, займутся изучением языков, подберут для себя партии, развивающие голос, перестанут зажиматься на сцене - буду считать, что задачу свою выполнила».

Добавить комментарий

15 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.