Север Удмуртии «утонет» в мусоре после закрытия полигона «Эколог»?

Понравилось? Поделитесь в соц. сетях.

Верховный суд Удмуртии запретил деятельность мусорного полигона «Эколог» – единственного, расположенного на севере республики полигона для твердых бытовых отходов. Сейчас практически весь мусор из Глазова и нескольких поселений около него везут на полигон «Чистый город» под Ижевском. На полигоне отметили, что им хватит места и ресурсов для приема отходов в севера республики. Однако эксперты считают, что проблему могут создать управляющие компании Глазова, которые не повезут отходы за 140 километров, а будут выбрасывать их куда попало, образуя стихийные свалки.

В мае 2018 года Арбитражный суд Удмуртии запретил деятельность полигона «Эколог», расположенного на Юкаменском тракте, недалеко от Глазова. Туда привозили отходы с «северной столицы» и нескольких близлежащих поселений. Единственный мусорный полигон на севере республики закрыли до тех пор, пока его не включат в государственный реестр.

Как рассказала директор полигона «Эколог» Татьяна Голованова, попасть в реестр они пытаются вот уже на протяжении четырех лет, однако встречают сопротивление со стороны Росприроднадзора Удмуртии.

– Росприроднадзор должен приять нашу заявку о включении и отправить ее в федеральное управление. Однако они решили, что мы не соответствуем. Официальная причина – у полигона не подтверждена дата ввода в эксплуатацию. Хотя мы подняли архив, нашли ее. Это 1983 год. Что им еще от нас нужно – история умалчивает. Но от меня сейчас уже ничего не зависит вся надежда на республику, – сообщила Голованова.

Как сообщили в Минприроды Удмуртии, добиться включения полигона в реестр попытаются через суд. В том случае, если «Эколог» закроют навсегда, в Глазовском районе построят либо мусороперерабатывающий завод, либо новый полигон. Правда, на это уйдет 3-4 года

Ежегодно на полигон «Эколог» из Глазова и его округи поступает почти 22 тысячи тонн мусора, 85% которого представляют отходы населения. Вывозом 70% отходов занимается МУП «ЖКУ» Глазова. Теперь, после закрытия «Эколога», «ЖКУ» везет мусор на полигон в Якшур-Бодьинском районе (за 140 километров) и на полигон «Чистый город» под Ижевском (более чем за 150 километров). Большая часть идет под Ижевск. На сегодняшний день «Чистый город» принимает до 100-110 тысяч тонн мусора в год, однако на полигоне уверены, что мусорного коллапса, как это было в Волоколамске, не случится.

– По проекту наш полигон может принимать до 300 тысяч тонн мусора в год. Это значит, что мощности не задействованы и на 50%. Сейчас срок работы «Чистого города» рассчитан на три года, но после реконструкции он увеличится еще на 15 лет. Дополнительные 22 тысячи тонн в год – незначительны в масштабах Ижевска, – прокомментировала главный эколог полигона «Чистый город» Мария Судницына.

Кроме того, мусор под Ижевск ранее уже свозил и Глазов, и Сарапул. Правда, не в таких больших объемах.

Но есть одно «но»

Если за экологию вокруг Ижевска переживать не стоит, то за экологию северной Удмуртии – уже можно. Дело в том, что если раньше для избавления от отходов мусоровозы Глазова

преодолевали 8-9 километров, то сейчас везти мусор им придется более чем за 140 километров. То есть в 15 раз дальше. Само руководство компании уверяет, что им хватит средств и ресурсов.

– Мусорного коллапса не случится. Все свои договорные обязательства выполним. Техники на предприятии много, поэтому жители наших домов могут не волноваться, свалок и гор мусора не допустим, будем вывозить все в срок, как и раньше. Выберем наиболее экономичный вариант для горожан, роста тарифа в разы не будет точно, – рассказал директор «ЖКУ» Александр Пономарев.

Однако эксперты в своих прогнозах не столь оптимистичны. Решение явно экономически не просчитано. Если верить краткой характеристике «ЖКУ» на сайте Глазова, то автопарк предприятия насчитывает около 78 единиц техники.

– Сейчас мусоровозы совершают от 4 до 6 рейсов в смену на полигон. Если мусоровоз повезет мусор за 140 км, то сделает всего 1 рейс в смену (обратно он едет пустой, и те же 140 км). Значит, потребуется увеличивать парк мусоровозов в несколько раз. Дополнительно возрастают расходы на обслуживание нового автопарка (ремонт, запчасти, моторесурс машины исчерпается быстро – нужно покупать мусоровоз снова). Также вырастут расходы на топливо, поскольку обратный рейс будет пустой, – комментирует генеральный директор ООО«Кибертоп Экосистемс» Юрий Селиванов.

По словам Селиванова, постепенно мусор перестанут довозить до полигона, что спровоцирует образование стихийных свалок в полях и лесах республики. Его позицию разделяет волонтер эко-сообщества «Зеленый паровоз» Катерина Берестова.

– Подобные опасения не напрасны. К сожалению, количество мусора, который производят люди, не только не сокращается, но ежегодно растет, как следствие образуются стихийные свалки и повышается нагрузка на действующие полигоны. Решение проблемы требует комплексного подхода, включающего в себя раздельный сбор мусора, строительство заводов по переработке вторресурсов, уменьшение использования пластиковых упаковок и прочего неперабатываемого мусора, а также работа с людьми. Но на практике мы не видим комплексной работы над решением проблемы, – считает Екатерина Берестова.

Есть еще одна проблема – огороды и гаражные кооперативы. Если раньше весь свой мусор они спокойно везли на свалку в 8 километрах от города, то за 140 километров они ничего не повезут. У них попросту не будет на это денег.

Что будет дальше?

Как рассказал министр строительства, ЖКХ и энергетики Удмуртии Иван Ястреб, ситуация находится на контроле и все опасения напрасны. Он также напомнил, что с 1 января 2019 года в Удмуртии начнет работу региональный оператор по обращению с отходами. Он позволит решить «мусорный Вопрос» и будет отвечать за своевременный, безопасный, качественный сбор, транспортировку, обработку, утилизацию, обезвреживание и захоронение твердых коммунальных отходов.

Однако, по словам экспертов, проблема мусорных полигонов для Россииактуальна как никогда и появления одних только регоператоров – недостаточно. Необходимо вплотную заняться переработкой бытовых отходов.

– Наиболее перспективны технологии производства товаров, позволяющие не создавать отходов. То есть жизненный цикл товара заканчивается полным использованием его составляющих для получения новой продукции. Отходов в этом случае не будет вообще. Подобные технологии успешно работают в странах ЕС и Швейцарии, – комментирует эксперт Общероссийского гражданского форума, специалист Центра экологической оценки «Эколайн» Андрей Артов.

Эксперт также отметил важность раздельного сбора мусора. Но сейчас Ижевск испытывает проблемы, например, со сбором пластиковых бутылок. Не так давно из большинства дворов города исчезли желтые сетки для пластика.

– Есть проблема, а есть ее решение: просвещение и открытое обсуждение сложившейся ситуации, снижение потребления, использование многоразовой упаковки, переработка максимального количества видов вторсырья, утилизация опасных отходов, компостирование органики и захоронение на полигоне остатков твердых бытовых отходов, которые не могут быть переработаны в настоящий момент. При этом в каждом направлении должны устанавливаться свои показатели роста, ни в коем случае нельзя останавливаться на достигнутом. Цель на 2022 год – с 5 перерабатываемых отходов подняться до 20%, в 2020 – до 40 и так далее, – добавила Катерина Берестова.

По словам и.о. начальника отдела недропользования и управления отходами Минприроды Удмуртии Сергея Пашина, в ближайшем будущем в республике запланировано строительство одного мусороперерабатывающего завода на юге республики, а также мусоросортировочных станций. Одна из них может появиться в Увинском районе в 2018 году.

– Мы также подаем заявки на получение субсидий на строительство еще трех мусоросортировочных станций. В планах до 2020 года построить две Можге и Ижевске, до 2019 года – одну в Камбарке, – подытожил Сергей Пашин.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.